Gvendelin
Тарасов/Харламов, Ночной дозор.

Валера – неинициированный (темный) маг , Балашов – Гесер нач. ночного дозора, Завулон – нач. дневного дозора, Тарасов – человек.

Антон Городецкий реальный отец Валеры. И Валера это знает, но он не хочет инициироваться. А у Валеры там хоккей. Короче, работать в дозорах он отказывается, а Гесер его настойчиво преследует. И все выглядит, будто он пытается подставить Тарасова, хотя он не пытается.


Пролог

…. И когда битва дошла до небес, Великий Гессер увидел, что силы равны. И если не остановить бой, погибнут все. И он остановил бой. И заключили Силы Света и Силы Тьмы договор о перемирии. И было сказано, что отныне ни Добро, и ни Зло нельзя творить без согласия. И было сказано, что будет Дневной Дозор, чтобы следить за силами Света. И было сказано, что будет Ночной Дозор, чтобы следить за силами Тьмы.
Но через тысячу лет придет Великий Иной, который встанет на сторону Зла. И мир погрузиться во тьму….

Глава 1

Испания 1956.

Валера вместе с сестрой и матерью, вот уже неделю гостил у родственников в Испании. Мать с детства прививала им язык и культуру своей родной страны, но побывать у бабушки получилось только теперь. Ведь выбраться из-за железного занавеса очень сложно. Испания оказалась жаркая, яркая и шумная. И мужчины, и женщины говорили громко и эмоционально. Валере здесь очень нравилось: море, солнце, на улице полно его ровесников. Но остаться здесь жить он не хотел бы. Ведь здесь нет самого любимого: льда. Нет, по папе, он, конечно, тоже бы скучал. И по Сашке Гусеву. Но без хоккея он точно бы дальше жить не смог. Это была любовь с первого становления на коньки. Полет. Свобода. И это взрослое слово: эйфория. Он его в какой-то книге вычитал.
Сегодня был испанский праздник, на который собралась вся площадь. Мама тихо рассказывала, как он празднуется. Должны выпустить быков и самые смелые побегут от них. Это что-то типа забавы.
Большую часть Валера умудрился прослушать, так как его внимание привлек маленький пушистый комок. Взрослые его не замечали, разбежались на безопасное расстояние.
«Затопчут», - ужаснулся мальчик, и решил быстренько забрать щенка оттуда, пока быки еще в вольерах.
Но Валерка часто сначала делает, потом думает. Успел схватить щенка, а вот уйти с площади уже не успевал. Один из быков его заметил и побеждал к нему. У него вообще часто такие ситуации в жизни происходят. Не быки, конечно. Но были случаи, когда, то бродячие собаки прицепятся, то старшие мальчишки на катке. У него такая особенность была, раздражать все живое с первого взгляда. Хотя потом все хорошо заканчивалось. Тоже его маленькая особенность.
Хотя вот щенку он нравился. Тот жался к его груди, пока бык бежал к ним. И тут, когда Валера попрощался с этим светом, между ним и быком выросла высокая фигура с красной тряпкой. Дядя Хосе. Тот ловко танцевал, другого слова не подберешь, с быком. И бык сдался. Убежал. Валера уже хотел рассказать дяде, какой тот потрясающий, как прибежала мама. Вот ее Валера испугался больше быка. А щенка ему оставить так и не дали.
- А ты чего растерялся? – уже позже спросил дядя. – Взял бы его за рога и выкинул за ворота.
- Я не могу.
- Почему?
- Я же маленький.
- Маленький. Большой. Только тебе решать можешь или не можешь, - сказал дядя и повязал красный платок на манер пионерского галстука. – Когда найдешь, что полюбишь всей душой, все сможешь.
- А как я это найду?
- Оно само тебя найдет.

***

Наказали его надолго, но с отсрочкой. То есть провинность он отбывал уже дома. Папа только посмеялся, когда мама в лицах расписывала его встречу с быком. Папа вообще редко переживал за них с сестрой. Дети должны расти на улице, так он всегда говорил.
Да и за Валеру он считал не стоит переживать. Потому что у Валеры были неординарные способности, способные его защитить. Когда он был напуган или злился, все вокруг начинало взрываться. Все потому что Валера был Иной. Неинициированный, правда. Силы Валере передались по наследству от Антона Городецкого – его биологического отца. Мать Антона непереваривала, называла алкоголиком и большой проблемой и ошибкой молодости. Пил тот и вправду много. Но общаться с отцом не запрещала. Когда у Валеры появились первые проблески Силы, именно отец объяснил ему про Иных, магию, дозоры, договор и сумрак. А еще показал несколько простых заклинаний, которые можно использовать без инициации. Например, зажечь огонек в темноте или погасить лампочку. Валерка становиться полноценным магом не хотел. Ведь это дает не только Силу, но и делает бессмертным. Папе вон уже больше двухсот лет, а Гессеру, его начальнику, больше пары тысяч. Харламов даже в своем юном возрасте осознавал, бессмертие – это постоянная потеря близких. Да и отец говорил, что Валера после инициации будет точно Темным. А Харламов не чувствовал себя злым, он никогда не делал ничего плохого. В восемь лет трудно понять, что Темный не равно злой.
А еще однажды Валера познакомился с Инквизицией. Несколько лет спустя, Валера не задумываясь ни о чем рассказал Гусю, что он волшебник. Тот, конечно, не поверил. И Харламов, чтобы доказать, зажег небольшой огонек прямо на своих ладонях. Сашка заворожено смотрел за язычками пламени, а вокруг них начали появляться люди. Саша их не увидел, а Валере начали зачитывать, что он обвиняется в использование магии при человеке. Дневной и Ночной дозоры. Детей не наказывали, конечно, а неинициированных тем более. Но договориться они не смогли, поэтому отправили Валеру в инквизицию, и Сашку прихватили, чтобы решить их судьбу. Валера не знает почему, но Гусю память не стерли. Может чего в будущем разглядели. Маги любого уровня пользуются нитями вероятностей, чтобы проще жить было. Валеру тоже никак не наказали. А вот Ночному дозору пришлось выписать несколько лицензий на питание оборотням и вампирам. Ведь отец Валеры работник именно этого дозора. Завулон – начальник Дневного дозора, сиял от счастья, Гессер же мрачно смотрел на Валеру. А Валере было все равно. Ведь его друг теперь знает его тайну. Именно в этот момент Валера понял, что значит быть Темным. Получить выгоду, переступив через других, и не быть наказанным. Ему, пожалуй, понравилось.

Глава 2


Москва 1968


Валера с Гусем только вернулись из Чебаркуля, город такой, на Урале. Там они провели больше полугода по протекции Анатолия Владимировича Тарасова. Сначала Валера очень разозлился, что тот их поманил Японией и отправил к черту на рога. Даже пару окон лопнуло в зале ожидания от его злости. Никто, кроме Гуся, правда, не заметил. Решили от мороза. Потом уже, успокоившись, подышав по специальным методикам, осознал. Ну какая им Япония со сборной, если они даже ни в одной взрослой команде не состояли. Правильно их Тарасов отправил в «Звезду» покататься, пообтесаться. Тренер им очень обрадовался. Капитан и его зам совсем не обрадовались. Остальным было наплевать.
В Чебаркуле потенциал Валеры, да и Саши раскрылись. Они осознали, что такое взрослый хоккей. Смогли вывести команду в начало турнирной таблицы и встретиться в финале с самим ЦСКА. После матча, который они сыграли вничью, Тарасов забрал Валеру к себе в команду. А Валера забрал Гуся. Тарасов его примет, Валера уверен. А нет, так можно немного внушить, что тот хочет принять Сашу в команду. Так Валера тоже уже умеет. Завулон показал как. Папа узнает – убьет, но общаться с Завулоном куда интереснее, чем с Гесером.
В Москве, от аэропорта сразу поехали в спорткомплекс ЦСКА. Может сегодня же допустят потренироваться. Гусь его радости не разделял. Ему хотелось после перелета помыться и отдохнуть. Но встать между Валеркой и хоккеем может только самоубийца. Тарасов, похоже, был как раз из них. По лицу было видно, что Харламову, прихватившему с собой Гусева, он не рад. Намекнул, что их он не ждал и не держит. Они могут катиться, хоть в Спартак, хоть в Звезду, да хоть и нахрен.
Саша заметил, как Валеркино недоумение превращается в злость, а наверху опасно замигало несколько лампочек. Гусев быстро увел Валерку повыше на трибуну и заставил глубоко дышать, чтобы успокоился. Не хватало только, чтобы Валерка устроил маленькое светопреставление. Это в лучшем случае. В худшем – это выбитые окна или взрывающиеся предметы. Самого плохого, взрывающихся людей еще никогда не было. Но Тарасов может стать первым.
Так они и просидели до вечера на трибуне. Сашка ушел часа на два пораньше, Валера досидел до самого конца. На улице уже стемнело. Около спорткомплекса стояла черная Волга, а внутри сидел… Гесер.
- Привет Валер. Познакомился уже с нашим громовержцем, - как-то недобро улыбнулся он.
- Здравствуйте, Борис Игнатьевич.
- Сейчас я Эдуард Михайлович.
Папа объяснял, что раз Иные живут вечно, они меняют имена и место жительство примерно раз в сотню лет. Чтобы не привлекать к себе внимание людей. Некоторые даже могут сменить внешность. Но таких единицы.
- А я по твою душу, Валер.
- Что-то случилось, - Валера даже испугался. Вдруг с отцом что.
- Случилось.
- Папа?
- Ты.
- Не понял, - Валера представил, как глупо он сейчас, наверное, выглядит.
- Валер, тебе же уже есть восемнадцать? – дождавшись кивка, Гесер продолжил. – Тебе пора определяться, живешь ты среди людей или среди Иных.
- Так я, вроде, определился уже. Я хочу остаться человеком.
- Я не правильно поставил вопрос. Ты должен стать Иным, - Гесер выглядел очень серьезно.
- Я не хочу. Почему? Да и вам это зачем? Я же точно Темный. Папа сказал.
- Твой отец тебе рассказывал про баланс? – Валера кивнул. – Так вот, скоро появится Великая Светлая. И Сил Света будет в разы больше. А ты должен стать Великим Темным. И это сохранит Силы в балансе.
- Это не мои проблемы, - вспылил Валера. Окна Волги задребезжали, фонарь рядом замигал.
- Успокойся, - резко сказал Гесер и все прекратилось. – После инициации, тебя научат контролировать эти вспышки. Все это происходит потому, что ты пытаешься сдерживать ту мощную энергию внутри тебя. Сейчас страдают только предметы, но когда-нибудь ты не справишься, и могут пострадать люди. А зная, насколько ты можешь быть сильным, пострадавших может быть очень много. Подумай, Валер.
- Подвезти домой?
- Да нет. Я пройдусь.

@темы: Дозоры, Легенда №17, Тарасов/Харламов, Фанфик