23:18 

Фик

Gvendelin
Детективная история

Автор: Gvendelin
Фэндом: Легенда №17
Пейринг или персонажи: Тарасов/Харламов, Гусь, ОМП, Призрак!Витя Балашов, куча побочных персов, нужных для развития сюжета
Рейтинг:R
Жанры: Мистика, Детектив

Размер: миди
Статус: завершен

Описание:
Все началось со смерти Вити…







Пролог


Квартира Вити заполнена людьми. Они смотрят, трогают, залезают в шкафы, переворачивают личные вещи. Он может быть уже и мертв, но ему еще не все равно. Витя завис между полом и потолком и смотрел на свое мертвое тело, раскачивающееся в петле. Шея вся синяя, из носа кровь залила всю нижнюю часть лица покойника и весь пол. Под веревкой была видна глубокая борозда.
- Суицид, - вынес вердикт мужик с красноватым лицом и тусклыми глазами.
- Дурак, - припечатал Витя, но его конечно не услышали. Мертвых никто не слышит.
За последние часы Балашов успел это проверить. Пытался докричаться до отца, ничего. Возможно потому, что Витя невидим и неслышим для людей, а возможно потому, что его отец редко его слышал. Витя не осуждает, после смерти матери отец жил только работой и сыном. Балашов старший знал лучше, что правильно для его сына. Думал, что знал. Когда сын вырос и упорхнул из гнезда, у отца осталась одна работа.
- Анатолий Алексеевич, я протокол осмотра дописал. Сергей Витальевич, тело увозить можно.
- Спасибо, Миш. Заканчивай тут и вниз спускайся. Жду тебя в машине. Идем, Сереж, подбросим тебя.
- Я мигом, Анатолий Алексеевич.
Молоденький парень, только после армии, явно восхищается своим начальником и пытается заслужить похвалу. Следак с экспертом пошли к выходу, но выйти им не дали.
- Вить, ты тут… Ой, здравствуйте, я друг Вити, занес его щитки, он их забыл. Витя дома?
- Ну, Валера, как же ты не вовремя, - произнес Витя. Нет ответа.
Следак смотрел на молодого хоккеиста долгим взглядом, после спросил:
- Вы кто?
- Харламов моя фамилия. Так Витя дома?
- Вы хорошо знали Виктора Балашова? – следак заваливал вопросами, но Валерка не лыком шит.
- Вы сами-то кто? – в лоб спросил Харламов. – Витя в беде?
- Майор Стрельцов. Виктора Балашова нашли сегодня мертвым. Он повесился.
Валера резко побледнел, сумка с формой упала с грохотом. Еще немного он сползет по стенке.
- Бред, мы вчера только вместе играли…. Подождите, подождите, как повесился… да нет, он не мог… у него все хорошо было…
- Конечно, не мог. Валерка, не переживай так, - Витя очень хотел его успокоить.
- Ого, Харламов, - из комнаты вышел молодой Миша. – Автограф можно?
Парень не сумел скрыть чувство восторга от встречи с великим хоккеистом Валерием Харламовым. И тут же сник, увидев расфокусированный взгляд, бледное растерянное лицо.
- Простите, - парень потеряно глядел на человека, убитого горем. Он совсем недавно работает в уголовном розыске и человеческие переживания от потери близких глубоко трогают его. – Я закончил, Анатолий Алексеевич.
- Михаил, иди в машину.
Михаил козырнул и скрылся в подъезде. Двое в белых халатах стали выносить тело Виктора. Валера бросил на них взгляд и побелел еще больше, кажется, он еле держался, чтобы его не вывернуло прямо в коридоре. Он как можно сильнее вжался в стену, чтобы санитары ничем его не задели. Санитар, что шел сзади слегка толкнул носилки, и простыня съехала с тела. Валерин блуждающий взгляд наткнулся на Витю и застыл, на светлой шее ярко выделялась полоса, оставшаяся от веревки. С ней было что-то не так, но Валера не мог сказать что именно. Он впервые видел мертвого человека и его это шокировало. Еще больше шокировало, что это близкий знакомый, против которого Валера только вчера бегал на льду.
- Вы в состояние ответить на пару вопросов?
- Да…
- Вы хорошо знали покойного?
- Не очень…. Мы знакомы пару месяцев, но быстро стали друзьями.
- Родственники у него были?
- Отец… Эдуард Михайлович Балашов. Он из ЦК.
- Важная птица, - присвистнул следак.
- Девушка у него есть… была. Ольгой зовут.
- Спасибо за помощь… Простите не знаю имени.
- Валера.
- Спасибо за помощь, Валера. Тебя отвезти куда-нибудь?
- На тренировку, если не трудно. Спорткомплекс ЦСКА.
- Валера, тебе не говорили, не садиться в машину с незнакомыми дядями? – ну почему его никто не слышит. Валерка бы разозлился. Не любит, когда его поучают. Очень забавно он злится. Губы сжимаются, брови насуплены, ну просто обиженный ребенок. Обычно он так выглядит, когда его Тарасов распекает. Злится, но молчит. Знает заслуженно.
Следак с Валеркой покидают квартиру, а Витя следует за ними.


читать дальше
запись создана: 30.12.2017 в 00:19

@темы: Фанфик, Тарасов/Харламов, Слэш, Легенда №17

URL
Комментарии
2018-01-26 в 23:20 

Gvendelin
Глава 9

Волшанского забрали на УАЗике в участок, а Стрельцов повез Валеру на милицейской машине туда же, добывать свидетельские показания. Допроса, как такого не было. Анатолий Алексеевич налил им с Валерой крепкого чаю и попросил рассказать, что случилось. Михаил сидел рядом и записывал за Харламовым протокол. Валерку все еще клонило в сон, мысли путались, а язык заплетался. И ко всему этому, голос конкретно сел. Валера не уверен, что достоверно донес смысл произошедшего. Но с другой стороны, самое главное Стрельцов своими глазами видел.
- Его признания в принципе не нужно, - подытожил Миша. - Попытка убийства уже повод посадить. Да и ваших показаний, Валерий Борисович, хватит, чтобы арестовать его за убийство Виктора Балашова. Дело можно считать закрытым.
- Просто «Валера», ладно. Мы все-таки ровесники, - поморщился Валера. Терпеть не мог это «Вы». Чувствовал себя старым. – Что с ним теперь будет?
- Все от судьи будет зависеть, - поделился Стрельцов. – За убийство при отягчающих обычно вышку дают. Но тут сын работника ЦК. Думаю, Балашов добьется расстрельной статьи.
- Я могу поприсутствовать на допросе Волшанского?
- Я, в общем-то, не против, - медленно произнес Стрельцов. – Может тебе домой?
- Я хочу услышать его мотивы. Не похож этот человек на расчетливого убийцу.
- Ладно, - тяжело вздохнул Стрельцов. – Миш, веди сюда Волшанского.
Спустя минут пятнадцать привели отца Ольги. Руки спереди закованы в наручники, под глазами синяки. Волшанский как будто за этот час постарел лет на десять. На вопросы отвечал невпопад, путался то в деталях, то во времени. Валера никого не убивал, но был уверен, что если бы убил, запомнил бы все детали.
Вдруг резко бросило в жар, в глазах потемнело.
- Извините, - пробормотал Валера. – Нужно выйти.
- Все хорошо? – вскочил услужливый Миша. – Помощь нужна?
- Спасибо. Все в порядке. Я сейчас вернусь.
Харламов по «стеночке» дошел до туалета, включил холодную воду, ополоснул лицо. Поднял взгляд на зеркало. В нем отразилось очень бледное, осунувшееся лицо. На фоне этой бледности, яркой, до черноты, полосой проходит синяк на шее. Что-то в этой полосе кажется неправильным, но уставший мозг не может уловить эту неправильность.
Когда Валера вернулся, допрос подходил к концу. Волшанский во всем признался, подписывал протокол.
- А зачем вы украшения украли? – вдруг ляпнул Валера.
- Какие украшения? - удивился Волшанский.
- У Вити в серванте украшения были, - пояснил Валера. – Кольцо и колье.
- Отвечайте, на поставленный вопрос, - приказал Стрельцов.
- Для дочери. Она заслужила, за то, что так долго терпела этого… Балашова, - Волшанский явно что-то другое сказать хотел.
- Ладно, - Стрельцов хлопнул по столу руками. – Все. Дело закрыто. Миш, зови ребят. В камеру его.
- Подождите. Анатолий Алексеевич, можно с вами переговорить, - Харламов указал на дверь.
- Валер, время видел? Домой пора. А тебе поспать, а завтра врачу бы показаться. Хрипишь, как умирающий.
- Пару минут, я настаиваю, - заупрямился Валера.
- Ну, давай, выкладывай, - выйдя за дверь, сразу перешел к сути Стрельцов.
- Это не он.
- Что не он? – не понял Стрельцов.
- Витю убил не он.
- Валер, у тебя с головой все хорошо? – завелся Стрельцов. - Может тебя тоже не он задушить пытался.
- Меня – он, а Витю - не он.
- Излагай, - Валера слишком уверенно защищал своего несостоявшегося убийцу, чтобы ему не поверить.
- Сначала он все время путался, как будто не знает деталей преступления. Потом я спросил про украшения, а он не понял о чем я говорю.
- Он сказал, для дочери их украл.
- И даже внутрь не заглянул?
- В смысле?
- Я сказал: кольцо и колье, а он даже не поправил. А там кольцо и серьги были. Мне их Витя показывал, месяца два назад.
Стрельцов, похоже, с трудом переваривал информацию:
- Зачем ему наговаривать на себя? Да тем более пытаться убить человека?
- Вы же следователь. Неужели не догадываетесь? Защищает кого-то.
- Сына.
И тут до Валеры дошло, что не так с его шеей.
- Вы помните, борозду на Витиной шее?
- Помню, - кивнул майор.
- Его глубже моей. Значит, человек сильнее был. Понимаете? Его сын моложе и сильнее.
Стрельцов резко распахнул дверь кабинета. Двумя шагами подошел к Волшанскому.
- Где живет ваш сын?
- Я же сознался. Не трогайте мою семью, - Волшанский сжал руку в кулак и стукнул по столу. На лице отобразилась злость.
- Валентин Георгиевич, - мягко начал Стрельцов. – Ваш сын убил невиновного человека. Целенаправленно и осознано. А вы его прикрываете. Он сам разрушил свою семью.
- Ленинская, 5, квартира 18.
Волшанский весь сжался, закрыл лицо руками. Плечи его подрагивали. На глазах Валеры этот сильный несгибаемый человек сломался. Он, наверное, всю войну прошел и это его не сломало. А вот собственный ребенок, которым тот так гордился, смог. А Валентин Георгиевич даже решился на убийство, чтобы защитить этого ребенка.
- Вы только осторожнее. Там маленькая девочка. Моя внучка, - сипло попросил Волшанский.
- Миш, найди пару ребят покрепче и поехали.

URL
2018-01-26 в 23:21 

Gvendelin
Михаил резко встал и вышел. Видно его тоже задела эта история.
- Анатолий Алексеевич, - прохрипел Валера. – Позвольте с вами поехать?
- Зачем?
- Хочу посмотреть, чем все закончится, - Валере было стыдно вмешиваться. Но с другой стороны, он с самого начала участвовал в расследование, имел право.
- Валер…
- Для меня это важно, - твердо сказал Валера. Спорить бесполезно.
- Ладно, - согласился Стрельцов. - Стоишь в сторонке и молчишь.
- Хорошо, - не стал спорить Валера. Он и не собирался куда-либо влезать.

***

Они подъехали к дому, когда было уже ближе к полуночи. «Ребенок, наверное, уже спит», - подумал Валера. – «Разбудим».
Стрельцов позвонил в дверь. Миша стоял рядом с ним и на всякий случай достал пистолет. Еще трое парней стояли вдоль стены на лестнице с автоматами. Валера рядом с ними. Он очень надеялся, что обойдутся без стрельбы.
- Кто? – из-за двери послышался хриплый мужской голос. Усталый, но не заспанный.
- Милиция, открывайте, - ответил Стрельцов и достал удостоверение.
- Уходите, я милицию не вызывал, - голос теперь был грубым и враждебным.
- Волшанский Сергей Валентинович, мы здесь по поводу убийства Виктора Балашова. Вам нужно проехать с нами в отделение, - в противовес Сергею, Стрельцов был предельно вежлив.
- Не знаю никакого Балашова. Уходите или за себя не отвечаю, - голос за дверью уже срывался на крик.
- Сережа, кто там? – за дверью послышался сонный женский голос.
- Маша, иди спать, - закричал мужчина.
- Сереж, это что, пистолет? - ситуация резко начала становиться катастрофической.
- Сергей Викторович, откройте дверь. Ваша вина доказана. Деваться вам некуда, - Стрельцов был собран и спокоен. Валера невольно им восхитился. – Положите оружие и выходите с поднятыми руками.
- Я в тюрьму не сяду, - мужчина уже срывался на истерику и тут в дверь пару раз выстрелили. Благо никто не стоял напротив двери.
Харламов вскрикнул от неожиданности, за дверью истерично закричала женщина, и тут из глубины послышался детский плач. А потом произошли еще два выстрела, уже внутри квартиры и очень резкая тишина. Кто-то из соседей попытался выйти, но Стрельцов парой фраз отправил их в квартиры.
- Антон, Илья, ломайте дверь, - приказал Стрельцов.
Ребята сработали быстро и аккуратно. Выбили замок, и дверь больше ничто не держало. Она тихонько открылась, и у порога Валера увидел тело с дыркой в голове. Рядом образовалась большая лужа крови, которая все увеличивалась. Мужчине на вид около сорока. На отца очень похож. - Ребят, заходим потихоньку. Валер, тут останься, - распорядился майор.
Харламов и сам не собирался входить. Он и так за последний месяц увидел второго мертвого человека. Смотреть, что сделал этот обезумевший мужчина с женой и дочкой Валера не хотел. Он и сам не рад был, что поехал сюда. Зачем? Посмотреть, как отчаявшийся человек способен убить всю семью и себя самого, чтобы не попасть в тюрьму. Фантазия рисовала сначала мертвую женщину, почему-то темноволосую, с широко открытыми голубыми глазами. А потом маленькую девочку с русыми косичками, тоже мертвую.
- Миша, ты звони в скорую, - раздавал приказы Стрельцов. – Скажи, что женщина в критическом состоянии, но пока жива… Илья, крепче рану зажимай…. И ребенок, в шоке.
Стрельцов вышел на лестничную площадку с девочкой лет семи на руках. У нее действительно были русые волосы, только светлее, чем в воображении. Ее глаза были широко раскрыты, на лице застыло испуганное выражение. Майор очень тихо и успокаивающе ей что-то говорил, а она крепко вцепилась маленькими пальчиками в его плечо. Он специально отвернулся так, чтобы девочка не видела тела мертвого отца. Вместо этого она во все свои большущие глаза смотрела на Валеру. Тот попытался ей ободряюще улыбнуться. Вышло коряво, но она все равно смотрела как бы сквозь него.
Приехали скорые. На одной увезли труп. Вторая забрала женщину в больницу. Хотели забрать и девочку, но та начала кричать, когда ее попытались выхватить у Стрельцова. Тот пообещал сам отвезти девочку в больницу. Ребята тоже разъехались: кто домой, кто писать отчет.
- Валер, - обратился к нему майор. – Тебя отвезти домой?
- Спасибо.
Пока ехали, девочка уснула на заднем сиденье. Ее бровки тревожно хмурились во сне. У детей не должно быть такого выражения лица.
- Что теперь с ней будет?
- У нее есть тетя и дед по отцовской линии. Если ты, конечно, заявление писать не будешь.
Валера не сразу понял, о чем он. Потом вспомнил, тот его сегодня… нет уже вчера, убить пытался. Столько всего произошло за последние сутки.
- Не буду. Он и так достаточно наказан. Да еще дочь в роддоме лежит. Он сейчас один всю семью кормить будет.
Стрельцов как-то странно на него взглянул. С одобрением что ли.
- Короче, пока мать в больнице девочка у родственников будет, - Стрельцов притормозил у его дома. – Приехали.
- Спасибо.
- Подожди, Валер, - Стрельцов как-то весь замялся, не решался что-то спросить. – Можно… автограф. Для сына, - уточнил он.
- Конечно, - сказал Валера. – Как сына зовут?
- Валерка, - усмехнулся Стрельцов. – Такой же проблемный, как ты.
- Ясно, - Стрельцов протянул ему ручку и бумажку. Харламов быстро накарябал загогулину своего имени. - У нас матч скоро. Возможно, врач позволит играть. Пусть приходит, я билет ему оставлю.
- Спасибо.
- Да не за что. До свиданья. Больше, наверное, не увидимся.
- Надеюсь, вижу тебя в последний раз, Харламов, - усмехнулся майор. – Не влипай больше никуда.
Махнул ему на прощанье и скрылся за поворотом.

***

Валера поднялся в квартиру, захлопнул дверь и сполз по ней на пол. Он закрыл лицо руками. Почему-то хотелось выть от безысходности.
- Тяжелый случай.
Харламов вздрогнул от неожиданности. Он думал, что Витя исчез, ведь его убийца пойман.
- Ты еще здесь?
- Расстроен?
- Не очень.
- Не волнуйся, я попрощаться. Насовсем. Больше не вернусь. Я точно знаю, почему еще здесь.
- Тогда прощай, - Валере почему-то было все равно. То, что случилось сегодня, как будто выключило все его эмоции. Хотелось одного – сдохнуть самому. Этот Сергей убийством одного человека, поломал столько жизней: Виктора, его отца, Ольги и ее еще не родившегося ребенка, всю свою семью.
- Я тебе сказать хотел, скажем, так, напоследок. Только помолчи и не перебивай, - Витя был необычайно серьезен. - Никто не знает, сколько ему отмерено. И то, что ты молод, не дает никаких гарантий. В любой момент машина сбить может или кирпич на голову упадет. Поэтому все то, что ты себе там в голове напридумывал про «нельзя» и «неправильно», забудь. Это все неважно, - на лице Валеры было, наверное, такое недоумение, что Виктор пояснил. – Я про Тарасова. Молчи. Я не договорил. Так вот твои чувства к нему взаимны. Я со стороны видел. Лови момент, пока вы оба еще живы. Потом жалеть будешь.
- Я бы сейчас все отдал, чтобы просто обнять Оленьку, - после паузы сказал Витя. – У меня к тебе еще одна просьба последняя будет, Валер.
- Говори.
- Расскажи моему отцу про Ольгу и ребенка. Ему будет о ком заботиться, а то смотреть на него больно. Да и ей с его помощью легче ребенка поднять будет.
- Я понял. Сделаю.
- Спасибо, Валер. За все. Прощай.
На секунду Валере показалось, что он разглядел прозрачный мужской силуэт, который мгновенно исчез.
- Прощай, - тихо, в пустоту проговорил Харламов.

URL
2018-01-26 в 23:21 

Gvendelin
Глава 10

Валера почти сразу отрубился после исчезновения Вити. День был тяжелым и длинным, да и снотворное отлично работало. Снилась какая-то тягучая липкая муть, которая не давала нормально отдохнуть. Проснулся ближе к полудню. Очень старался не вспоминать, что было ночью. Но мысли сами возвращались к мертвому мужчине на полу и испуганным глазам девочки. А еще в голове постоянно крутились слова Виктора. О Тарасове. Неужели он не один с этими больными чувствами и неправильными мыслями. Витя почему-то не считал его чувства к мужчине неправильными. Даже советовал рискнуть всем и попробовать перевести теоретические возможности в реальные… Что? Отношения? Как он себе это представляет? Скрываться по углам? Постоянно следить за словами? Бояться всего и вся? А дальше что? Тарасов личность публичная, Валера тоже. Вся страна за ними наблюдает. Один намек и обе их жизни разрушатся. Всеобщей огласки, конечно, не будет, ведь это позор на все хоккейное сообщество. Но ни одного из них к хоккею никогда не допустят.
Но вот странная вещь: Валере все равно. Плевать на все и всех. Он почему-то ощущал, что отношения с АнатольВладимировичем гораздо важнее… хоккея. Он готов пойти на такие жертвы. Остается только один вопрос: готов ли Тарасов также рискнуть всем ради него, Валеры?
Вот это он и решил узнать, когда вечером отправился к тренеру. По дороге зашел в магазин, купил торт. Продавщица смотрела на него слегка брезгливо и с подозрением. Еще бы. Видок у него был тот еще. Хрипит. Небритый. Шарф еще этот не по погоде одетый. Но без шарфа было бы еще хуже. Шея вся черная. Страх, да и только. Вылитый герой Вицина из «Джентльменов удачи». Нашел время в чувствах признаваться. Только потом духу не хватит, а так можно на аффект списать.
Тарасов явно его не ожидал. Удивленно приподнял брови, но впустил. Пригласил на кухню, чай поставил.
- Решил на следующую тренировку попроситься? – предположил Тарасов. Наверное, думает, что кроме хоккея Валера ни о чем не думает. Почти прав. Тарасов – это ведь тоже про хоккей. Они оба такие, только о хоккее. - Валер, я же сказал, без разрешения врача не пущу.
- Думаете просто в гости к тренеру, я не мог зайти? – хитро спросил Валера. – На самом деле хотел вам про Витю рассказать, - тихо проговорил Валера. – Вчера его убийцу поймали.
- А ты откуда знаешь? – Тарасов смотрел на Валеру так, будто впервые видел. Никак не мог понять, что с Харламовым не так.
- Присутствовал на задержание, - странно усмехнулся Валера. – Ну как задержание? Скорее перестрелка.
Тарасов как-то весь напрягся, пальцы, обхватывающие чашку, побелели. Взгляд остро полоснул по Валере.
- Харламов, что ты за проблемный такой? Куда тебя понесло опять? – тренер явно злился.
- Хотелось посмотреть, чем дело закончится.
- Посмотрел?
- Посмотрел, - кивнул Валера.
- Счастлив?
- Совсем нет. Столько жизней поломано, - Валера немного помолчал, а Тарасов встал и подошел к чайнику, долить кипятка в остывший чай.
– Я вчера чуть не умер, - брякнул Валера, и чашка вдребезги разлетелась о плитку.
Плечи Тарасова опять напряглись, а руки наоборот дрожали. Он повернулся к окну, чтобы Валера не увидел его выражения лица и крепко вцепился в подоконник. Но это не помогло, окно отлично отражало, как блестели огромные карие глаза. Сколько в них беспокойства за Валеру.
- Знаете, говорят, когда умираешь, вспоминаешь все важные моменты жизни. Врут. Я тогда думал только о воздухе, как бы сделать хоть еще один вздох, - Валера все еще смотрел в напряженную спину. - Но после, начинаешь много думать о том, что не успел сделать. Знаете, о чем я думал?
- О чем? – голос такой глухой и почему-то обреченный. Тарасов не хотел знать. Чувствовал, что грядет что-то непоправимое, что изменит всю его спокойную жизнь. Только вот в какую сторону: в лучшую или худшую.
- О том, что канадцев так и не обыграли. С сестрой не успел помириться. – Пауза. - Слова важные не сказал любимому человеку, - пока Валера это говорил, он медленно подошел к Тарасову сзади и крепко обхватил за плечи.
- Валера, - Тарасов резко развернулся у него в руках, и Валера впился губами в его, накрывая горячим поцелуем его рот. Тарасов не сопротивлялся. Сам крепко обхватил Валеру за плечи и ответил на поцелуй.
Валеру накрыло от облегчения. Прав был Витя, они оба в это вляпались по уши. Поцелуй был страстным, воздуха не хватало, но не как вчера, а в очень приятном смысле. Горячие губы раскрывали Валеркин рот, а язык Тарасова уверенно пробирался внутрь, облизывал губы и сплетался с Валеркиным языком в страстном танце. Харламов попытался перехватить инициативу и пробраться своим языком в рот тренера, но тот не дал. И Валера сдался, но так тоже было очень сладко и волнительно.
Анатолий, теперь так можно его называть, оторвался от Валеры, глубоко вдохнул и вновь крепко впился в губы. Он начал подталкивать Валеру из кухни, не прерывая поцелуя. На ходу стягивал с себя рубашку и с Валеры футболку, которая неудачно зацепилась за шарф. Шарф все это время был на Харламове. В четыре руки они размотали этот шарф и Тарасов, увидев Валеркино горло, резко остановился. Глаза потемнели от злости, но тот быстро пришел в себя и снова принялся подталкивать Харламова в сторону спальни, на ходу избавляясь от брюк. В спальне толкнул Валерку на кровать и навис сверху. Покрывал резкими жалящими поцелуями-укусами плечи и грудь. И очень нежными, едва ощутимыми – шею.
- Полежи, я сейчас вернусь, - проговорил Тарасов и вышел.
Тарасова не было всего пару минут. Но даже за это время можно было успеть одуматься и передумать. Но Валере даже в голову это не пришло. Он был так возбужден, что думал только об одном: о тренере. Его потрясающих ярких глазах. Длинных тонких пальцах, как у пианиста, а не хоккеиста. Красивом стройном теле, которое он успел увидеть, когда тренер выходил.
Валера так задумался, что не заметил, когда вернулся Тарасов. Только осознал, как прогнулась постель, а губы дотронулись до щеки.
- Колешься, - усмехнулись сверху, растягивая губы в улыбке.
- Простите… Прости, - выдавил новое обращение Харламов.
- Не извиняйся, мне нравится.
Тарасов продолжил исследовать поцелуями щеки, рот, шею. Руки же жадно водили по бедрам. Валера хотел ответить тем же, но сил хватало только крепко обхватить плечи и не мешать. Рот опять жадно впился в поцелуе, чтобы отвлечь, а пальцы пробрались между ягодиц, смазанные каким-то кремом, кончиками нежно проходясь по колечку мышц и очень осторожно внутрь. Больно, но очень сладко от осознания кто это с ним делает. Спустя несколько ударов сердца пальцы были заменены членом. Тихий выдох в губы, от переизбытка чувств. Никогда, ни с кем такого Валера не ощущал. Полное единение с другим человеком. Пара секунд, чтобы привыкнуть и далее неторопливый темп внутрь и наружу. Тихий стон сверху и Валера поддается навстречу, стискивая чужие бедра, требуя увеличить темп, и Тарасов срывается. Движения становятся торопливыми и хаотичными. Тело на кровати выгибается дугой, и Валера кончает, стискивая член Тарасова внутри. Тот стонет и падает в пропасть вслед за Валерой.

***

Наверное, Харламов на какое-то время вырубился, за окном уже совсем темно, только рыжий свет от фонаря. Рядом, откинувшись на подушку, спит тренер. Валеркина голова лежит у него на плече, а рука покоится на чужом животе. Тяжело, небось. Харламов сполз на соседнее место и приподнялся на локте, чтобы понаблюдать. Все-таки Тарасов очень красивый, и возраст его совсем не портит, только добавляет эффектности внешности. Длинная челка спадает на глаза и Валера кончиками пальцев аккуратно убирает ее. Темные глаза тут же открываются и пристально смотрят на него.
- Прости, я разбудил тебя, - виновато улыбнулся Валера. Он не чувствовал никакой неловкости, хотя вроде бы должен. Но ее не было.
- Иди сюда, - Тарасов похлопал рукой рядом с собой. Он тоже не испытывал ни неловкости, ни сожалений. - Давай еще поспим.
Валера ярко улыбнулся, как будто лампочка зажглась, крепко обнял тренера за талию, снова положил голову на плечо и провалился в сон, ощущая крепкие, длинные пальцы в своих волосах.


Эпилог.

Витя все еще висел в этом мире между полом и потолком. Но он правду сказал Валере. Он знает, какое дело у него осталось на земле. Он сейчас смотрел на свою любимую и их новорожденного сына. Его девочка была такой бледной и замученной, а ребенок весь сморщенный и громко рыдающий. Но эти двое были самым прекрасным, что Виктор когда-либо видел. С какой нежностью Ольга смотрит на сына и аккуратно проводит по мягким волосикам пальцами. Вот сейчас обнять их и сказать, что рядом, что никогда не бросит.
- Вы уже придумали имя этому богатырю, - с улыбкой спрашивает медсестра.
- Витя, - тихо произносит Оля и Витя вздрагивает. – В честь отца. Виктор Викторович Балашов. – И мягко улыбается.
В этот момент Витя чувствует себя самым счастливым человеком на свете. Он нежно целует поочередно свою любимую и их сына, прощаясь. Теперь он спокойно может исчезнуть.
- Прощай, родная. Жду вас там, но не скоро, - и растворяется, навсегда обретая покой.
- Прощай, - тихо отвечает Ольга и продолжает нежно укачивать малыша.

URL
     

Mada Mada Dane

главная